1. Главная
  2. Статьи и обзоры
  3. Cary Audio
  4. Мельница: «Мы хотели сделать подарок для всех». Интервью для Звуки.ру, март, 2013

Мельница: «Мы хотели сделать подарок для всех». Интервью для Звуки.ру, март, 2013

Звуки.Ру продолжают традицию прослушивания свежайших релизов на качественной Hi-End аппаратуре. В этот раз нас приютил московский салон «Нота Плюс», куда мы отправились вместе с вокалисткой группы «Мельница» Натальей О’Шей (Хелависой). Повод для встречи — самый что ни на есть радужный: «Мельница» начала 2013 год с выпуска специального рождественского макси-сингла «Радость Моя», а сейчас превращает его в альбом. Вы можете прослушать заглавный трек с него прямо сейчас.
Но прежде чем начать слушать пластинку без потери качества, мы решили выяснить у Хелависы, имеет ли смысл вообще выпускать в России сезонные релизы: выпуск рождественских и пасхальных синглов и альбомов — прерогатива западного рынка. Мы удобно устраиваемся в мягких креслах шоурума и начинаем разговор..
Звуки.Ru: Рождественский сингл — вещь для России абсолютно нетипичная. А вы выпустили не просто сингл, а целый мини-альбом, пять вещей. Почему? Зачем?
Хелависа: Была песня «Радость Моя», которую я хотела сделать именно как рождественскую песню. Плюс была еще парочка треков, на стихи Йейтса — я их изначально планировала для «Ангелофрении», чтобы на альбоме было не 10 треков, а 12. Но потом я решила этого не делать, потому что альбом получался очень концептуальным, и песни на стихи Йейтса туда просто не помещались: получалось умножение сущности без надобности. Я решила их придержать, думала даже выпустить расширенное издание «Ангелофрении» со всякими бонусами. А потом я подумала — да Бог с ним, с расширенным изданием! Лучше сделать такой мини-альбом. Тем более, что одну из песен на стихи Йейтса мы хотели писать вживую в студии, то еще решили записать и акустическую версию «Дорог». Подтянули еще кавер на Цоя — и сложился альбом из пяти треков.
Звуки.Ru: По сути, ты создаешь новую традицию, новую музыкальную практику…
Хелависа: Я вообще считаю, что практика макси-синглов и мини-альбомов — это хорошо. Должны быть номерные альбомы и вот такие виньетки. Приятно поставить такой диск на полочку: это отдельное издание, у него своя концепция, своя цель, своя задача. У нас мало кто делает рождественские синглы — нет такой традиции. А я хочу, чтобы такая традиция была.
Звуки.Ru: Еще парочка таких синглов — и можно будет выпускать специальный Рождественский альбом, так?
Хелависа: Думаю, что да — посмотрим, как будет сочиняться, но традицию рождественских синглов я бы хотела продолжить. Потом они, может, и сложатся в альбом, кто знает.
Звуки.Ru: А записать альбом традиционных christmas carols ты не хотела?
Хелависа: Я пела carols в Малом зале Московской филармонии, и действительно думаю о том, что с этим проектом делать дальше. Я должна понять, как лучше всего эти песни сделать. Вариантов несколько: их можно делать в барочном ключе, их можно делать как фолк-музыку, а можно сделать как эмбиент, смешанный с тяжелым роком — мелодическая и гармоническая структура это позволяют. Я думаю об этом — я вообще сейчас задумалась об англоязычном релизе.
Звуки.Ru: Кстати, когда ты задумываешь новуювещь, ты понимаешь, в какой из проектов она пойдет — в твой сольный или же в «Мельницу»?
Хелависа: Зависит от того, как я вижу ту или иную песню. Если структура песни подразумевает акустическую аранжировку, для маленького клуба — то это попадает в «Хелависник», в сольный проект. Если же я слышу масштабную вещь, в которую можно подключить всю нашу музыкальную камарилью — тогда это «Мельница». Есть, конечно, песни, которые кочуют туда-сюда, как «Королевна», но это такие культовые обязательные штуки. Хотя сейчас на Урале нам предложили сыграть программу в двух отделениях — в первом будет Хелависник, с аккордеоном и волынкой. А во втором все меняется — музыканты берут другие инструменты, и начинается акустическая «Мельница». Такая группа-трансформер, будет очень интересно.
Звуки.Ru: Ты следишь за тем, что о вас пишут или говорят? Не просто так спрашиваю — на мой взгляд, свежевыпущенная «Радость Моя», которую мы сейчас будем слушать, как-то незаслуженна обойдена журналистским вниманием…
Хелависа: Слежу, так или иначе. Более того: если я ловлю хоть один брошенный в меня помидор, я всегда его тщательно изучаю, прежде чем отправить его в борщ. И я склонна долго думать: «Вот тут человек излил свои комплексы, а что я такого сделала, чтобы он на меня их изливал?»>. У меня много тараканов в голове, все они прожорливые, и все они очень любят борщ.
Звуки.Ru: «Мельница» выпустила макси-сингл, а до этого была очень поляррная по настроению «Ангелофрения». Скажи, ты уже понимаешь, каким будет следующий альбом?
Хелависа: Я понимаю, потому что я уже пишу новые песни. Знаю, но не скажу. Скажу только одно — он будет совершенно не похож на «Ангелофрению». Эту концепцию я выразила, я сделала, это получилась абсолютно цельная история, которая не требует продолжения. Более того, мы сейчас с писателем-фантастом Максимом Хорсуном пишем роман в жанре стимпанк по «Ангелофрении». Там будет десять больших глав, каждая из которых иллюстрирует трек из альбома. Макс пишет текст, а я выступаю как бета-ридер, причем, очень суровый.
Говорить c Натальей можно бесконечно, но пришло время и послушать музыку. Система, на которой мы будем слушать пластинку, впечатляет — акустическая система Zu Message, усилитель мощности Cary Audio Design CAD 805 Anniversary Edition, предусилитель Cary Audio Design SLP 98, CD-проигрыватель Lindemann 825. Компоненты системы подобраны умышленно — нам, прежде всего, необходимо максимально четко и точно вывести нежное барочное звучание новых записей «Мельницы» и дать проявиться чистому, мощному вокалу Натальи. Уже на первом треке — «Радость Моя» — достоинства системы проявляются во всей полноте: красивейшее вступление, сыгранное на флейте, обволакивает нас и затягивает в музыкальный водоворот.
Хелависа: В аранжировке этой песни есть три ипостаси: первая — это intro, которое я хотела сделать подчеркнуто барочным, с немного шероховатой, но очень теплой флейтой. Потом начинается куплет — со струнными, а потом — мы возвращаемся опять к барочной структуре, но «покатившейся» за счет ритм-секции. Мы просто записали один дубль вперед. И получилось развитие песни — с флейтой в общей панораме, и ритмикой, за которой тянется мелодия. Песня, действительно, «раскручивается» — мягко, но настойчиво вступает ритм-секция, деликатно звучит бас, мелодически подчеркивающий главную тему песни. Аранжировка пульсирует и панорама звучания аккуратно расширяется. Хелависа: В старинной музыке есть такое понятие «иннегаль», которое соответствует современному понятию «свинг». И я хотела, чтобы здесь был этот свинг, этот кач, который и присущ барочной музыке. Старинная музыка — это не музыка церквей, а музыка улиц, музыка танцев, под которую люди веселятся и живут. Аутентичные постановки старинных опер ритмичны настолько, что люди выходят из зала, распевая арии какого-нибудь Монтеверди. Это — очень светлая и очень радостная, настроенческая культура.
Начинает звучать следующая песня — «Призрачные Кони»,- первая из двух вещей на стихи Йейтса. Сразу же в миксе прорезаются осторожные, но настойчивые барабаны. Немедленно интересуюсь: живые они, или это луп?
Хелависа: Это луп. Использование электронного лупа значительно увеличивает панораму… О, а вот арфу на сведении я бы чуть подняла, но это уже звукорежиссер так решил…
Неожиданно в бридже в микс врывается яростная гитара, со сложной гармонической и мелодической партией — штука, достойная самого Роберта Фриппа (Robert Fripp). Здесь ты совершенно не ждешь овердрайва, а вот он!
Хелависа: Этот прогрессив-переход в середине — это моя придумка. Я иногда сама себя удивляю собственным композиторскими идеями — не знаю, как я это делаю! (смеется) По ходу аранжировки у меня сложилась вся драматургия песни, с арфовыми «ответами», с перекличкой инструментов, а потом я придумала бридж. И он идеально лег в общую аранжировку.
Звуки.Ru: А с чего ты вообще решила написать песню на стихи Йейтса?
Хелависа: А сам Йейтс писал достаточно много стихов, которые он предполагал как песни. У него даже есть сборник, который так и называется — «Стихи, предположительно для песен». Поэтому я подумала — а почему бы и нет? И переводы Григория Кружкова тоже очень музыкальны, хорошо поются и ритмически ложатся на музыку.
Начинается следующая вещь на стихи Йейтса — с точно выстроенной гитарой, с прозрачной акустической аранжировкой, опять же — чрезвычайно нежной, что подчеркивается намеренно «зауженной» панорамой. Чрезвычайно камерное и теплое звучание, на котором проявляются все прелести усилителя — звук аккуратно распределен по каналам и создает попросту домашнюю атмосферу. Хелависа: Эту песню мы сразу решили писать вживую. Получился такой оммаж Extreme — я хотела сделать и балладу, и песню с живым движением. Мы расселись в студии, в разных углах, загородились щитами — и видя, и слыша друг друга записали все дубля за три. Наложение здесь ровно одно — флейта. Все остальное сыграно вживую, одновременно и записано цельным дублем.
Композиция «Дороги» нашему слушателю уже знакома; но главный хит с «Ангелофрении» переписан группой в акустике. Звучание — очень неожиданное с намеренно подчеркнутой гитарой и немного наивной перкуссией. Хелависа: Это тоже записано вживую, одновременно, в той же студии, что и «Неукротимое Племя». Мне нравится такое кабацкое звучание — но мы как раз этого и хотели добиться. К моменту записи было понятно, что песня со страшной силой пошла в народ, что она прекрасно чувствует себя на радио и что ее поют с гитарой у песочницы. Поэтому мы решили сделать такую запись с определенной долей иронии — и она мне очень нравится. Самая сложная задача была у Сережи Вишнякова — ровненько пропеть бэк-вокал. Во время записи я его всячески наставляла, была у него ментором — и придумала ему такой образ: «Представь, что ты несешь серебряный поднос с чайным сервизом. Каждая чашечка — это нота. Они все наполнены горячим чаем и тебе нужно их не расплескать». Сережа почувствовал и сделал все правильно.
Завершается альбом кавер-версией на «Дождь Для Нас». И здесь уже сразу слышится стилизация под 80-е: подключаются синтезаторы и электронные лупы. Песня звучит для «Мельницы» очень и очень нехарактерно — колонки подчеркивают общую пульсацию саунда. Хелависа немедленно начинает объяснять мне все тонкости звучания: «Вот, слушай, слушай внимательно! — в этой песне было невозможно обойтись без электронных барабанов. Цой был чувак очень модный, он любил Майкла Джексона и Depeche Mode. И я хотела сделать модный трек, а не нытье под гитарку. Эта песня — позитивная, она про любовь, у нее припев в мажоре! Это баллада, под которую 16-летние подростки будут танцевать на дискотеке. Отсюда и эти электронные барабаны, и синтезаторные стринги, и пою я в не своей обычной манере, а рублено, жестко. Я долго искала эту манеру, своего внутреннего Майкла Джексона — и нашла, как мне кажется!» Песня развивается, симбиоз живых и электронных инструментов достигает апогея — и панорама записи также «раздвигается», так что поневоле начинаешь представлять «Дождь» как мощную балладу для раскачки публики на стадионах. Как оказалось, так оно и есть! Хелависа: Эта вещь отлично идет на концертах, народ всячески угорает, машет зажигалками. Очень правильная баллада, с хорошим темпом. Цоя легко петь мрачно — а он-то на самом деле совершенно не мрачный, а очень стильный. Для макси-сингла такой порядок треков оправдан: пластинка начинается песней о любви и завершается песней о любви. Круг замкнулся — все правильно.

Для отправки комментария вам необходимо авторизоваться.
Chord CPA 8000/SPM 14000 MkII: техника, о которой можно (не) только мечтать. Обзор WHAT HI-FI, январь, 2013
нет фото
Zu Union – дорога от фабрики до покупателя
Меню
0
Ваша корзина
  • No products in the cart.