Найдите отличия. Питер Томас (PMC) о студийном и домашнем звуке

PMC 23.11.2017

Интервью с Питером Томасом, основателем, владельцем и директором английской фирмы Professional Monitor Company (PMC), созданной более 25 лет назад. Специально для сайта www.next-hifi.ru Питер делится секретами профессиональной кухни разработчика, сравнивает звук в студии и в домашнем hi-fi.

 

Вопрос. Вы — человек из двух миров, производитель профессиональной и домашней hi-fi-аппаратуры, с огромным опытом разработок и практического использования и в той и в другой сфере. Вот в чем основная разница между студийной и домашней аппаратурой?

 

Ответ. С точки зрения звукотехники никакой разницы быть не должно. Но...

Когда мы начинали, разница была огромная. Тогда 25–30 лет назад от профессиональных мониторов ждали скорее громкости, а не качества; звук в hi-fi был совершенно другой — это действительно были два разных мира.

Мы начали производство акустических систем как раз таких, чтобы они могли "играть" также громко как профессиональные, но по качеству звука ориентировались на hi-fi. В какой-то мере мы перевернули мир профессиональной звукотехники, потому что до этого никто и не думал принести hi-fi-звук в студию: ведь в 80-х годах домашних акустических систем способных подолгу работать на студийных уровнях громкости попросту не существовало.

Собственно приступить к разработке первого нашего монитора ВВ5 нас подтолкнуло сочетание моего глубокого увлечения hi-fi и накопившегося опыта работы инженером в студиях.

Монитор BB5 звучал как классная "хайфайная" АС, но при этом давал звуковое давление 120 дБ. Конечно, добиться такого результата непросто. Помогла трансмиссионная линия, она позволяет контролировать опасные смещения НЧ-мембраны, помог 3-дюймовый купольный среднечастотник нашей разработки, который огромную чувствительность имеет.

 

Кстати, низкая чувствительность современных динамиков — это большая проблема, так как на большой громкости АС начинает потреблять большую мощность от усилителя и, как результат, динамики не выдерживают. Неслучайно в профессиональной аппаратуре так часто используются рупоры, которые имеет много минусов, но зато высокочувствительны.

Так или иначе, мы начали с профессиональных мониторов, а к производству hi-fi АС приступили несколько позже. По подсказке от "гласа народа", если угодно. Люди просили: "Сделайте нам колонки и для дома тоже". И вот в 90-х годах мы начали выпускать 3 или 4 модели домашних акустических систем, габаритами поменьше, чем профессиональные. Забавно, что мы не планировали выход на этот рынок, во многом это просто счастливая случайность.

 

Вопрос. То есть, вы хотите сказать, что принципиально ваши домашние и студийные АС не отличаются, только габариты разные? И уровень звукового давления поменьше дома? В некотором роде просто уменьшенная копия, а не какой-то другой, "домашний" звук?

 

Ответ. Да, так и есть. Никаких различий в звуковом почерке нет. Когда я слышу, что в студии и дома требуется разный характер звука, разный, как мы англичане говорим, voicing, я категорически не согласен. Это отговорка, прикрывающая недостатки АС. У колонок дома и в студии совершенно одинаковая задача: воспроизвести музыку, так как она была записана. Воспроизвести музыку естественно, услышать в ней все. Естественность звучания — это главный критерий, наш слух каждый день "калибруется" и "поверяется" естественными звуками. Каждый из нас знает, как звучит голос, "живой" голос.

 

Так что в студии и дома АС должны звучать одинаково. Тогда, 20-30 лет тому назад, были серьезные ограничения качества звучания со стороны конструкции динамиков, свойств материалов. В студиях же звукорежиссеру нужно слышать детали, поэтому у разработчиков мониторов было принято задирать "середину". Это давало иллюзию детальности, но именно иллюзию.

Конечно, не надо еще забывать, что в студиях мониторы работают 24 часа в сутки без выходных, поэтому там другие требования к надежности, чем дома, но именно по характеру звука разницы быть не должно.

Кроме того, в студиях принят утилитарный вид аппаратуры, там никто не возражает, если корпус монитора просто выкрашен черной краской. Дома хочется иметь колонки покрасивее.

В наших мониторах и бытовых АС звуковой почерк единый, начиная от самых маленьких моделей и заканчивая крупногабаритными. Не так много производителей, кстати, работает на оба рынка: hi-fi и профессиональный.

Одним из самых трудных с технической точки зрения проектов для нас оказалось создание настенных АС для дома. У них маленький объем, 100-миллиметровый НЧ-динамик и, чтобы получить, тот же характер звука, что и у всех остальных моделей, для серии Wafer пришлось создать совершенно новый тип трансмиссионной линии. Но в итоге они звучат в том же "стиле", что и все другие. Более того, мы начали делать и встраиваемые в стену колонки и хотим принести свой фирменный звук и на этот рынок.

 

Вопрос. Недавно отмечался 25-летний юбилей РМС. Что произошло в индустрии, какие главные изменения как в студийной технике, так и в домашней вы наблюдали?

 

Ответ. В начале нашей работы в студиях в основном использовались большие мониторы, мониторов ближнего поля было относительно немного.

В начале 90-х студии перешли на активные мониторы, это важный этап, хотя поначалу качество усилительной части, особенно у ранних разработок в классе D, оставляло желать лучшего. Сейчас это совсем уже другой уровень усилителей и кроссоверов.

Наконец, нельзя не видеть, что компьютерная техника дала толчок малым студиям: сейчас за 5-10 тысяч фунтов можно собрать домашнюю студию и писать музыку. Когда-то это было немыслимо. Тем не менее, чем крупнее фигура исполнителя, тем больше вероятность, что он пользуется услугами больших студий. Так что большие мониторы по-прежнему нужны, но все больше и больше малых и средних мониторов отправляются в небольшие студии. Для нас это плюс. Трансмиссионая линия позволяет при скромных габаритах получить очень приличный бас и мы тут выигрываем у конкурентов.

Я вот слушаю некоторых исполнителей и ощущаю, что продюсеры и звукорежиссеры работали на маленьких мониторах без баса и просто не знали, что там у них творится. Там либо гигантский раздутый бас, либо ничего. Ха-ха. Так что, как бы трудно не было добиться баса от малогабаритных акустических систем, это необходимость.

Что же касается Hi-Fi, то на мой взгляд основной прогресс достигнут в культуре производства. 25 лет люди не придирались к недостаткам дизайна, отделки или конструкции, если звук их устраивал . Сейчас все не так. Современное оборудование, технологии, контроль качества позволяют делать намного более совершенную продукцию и покупателю ждет качества изготовления по умолчанию.

Если же брать нас как инженеров-разработчиков, то за это время прогресс колоссальный, фантастический! В нашем распоряжение великолепное измерительное оборудование. Сейчас мой сын руководит разработками и за полдня он может измерить тысячи электроакустических, вибрационных и прочих важных параметров будущего изделия! 25 лет тому назад на это бы ушли месяцы, да и то мы далеко не все измерения смогли бы провести тогда.

 

Я пользовался самописцем Bruel & Kjaer, который выдавал мне графики АЧХ на бумаге. Сейчас компьютер делает все за секунды. Можно вносить изменения и моментально видеть их результат в измерениях. А возьмите возможности доводки конструкции, ее оперативного изменения. Сейчас ПО позволяет идеально моделировать громкоговорители, другие узлы и детали АС, так что процесс проектирования ускоряется многократно, оптимизация идет не с опытными образцами, а в компьютерных моделях. Все традиционно неустойчивые элементы конструкции, например, места приклейки звуковой катушки к мембране или подвеса к мембране, могут быть изучены еще на этапе компьютерного моделирования и все дефекты устранены. Компьютер не заменяет инженера, он не может смоделировать все, но помощь от таких программ огромная.

Так что скорость перехода от разработки к производству за эти годы увеличилась фантастически и продолжает нарастать.

 

Вопрос. Да, такие комплексы как Klippel, которым вы пользуетесь для лазерной интерферометрии, помогают инженеру безмерно. Но без опыта, без интуиции, без прослушиваний все равно ничего не добьешься, правда?

 

Ответ. Конечно. Когда я основал РМС, у меня за плечами уже были 15 лет работы на Би-би-си. В любом случае вклад слуховой оценки, экспертного прослушивания в разработку, на мой взгляд, по ценности равен вкладу измерений. 50 на 50.

 

В буквальном смысле мы так и работаем. Разрабатываем новую модель, делаем опытный образец, с измерениями у него все идеально — затем слушаем, вносим поправки, добиваемся приличного звучания. Когда я работал с Би-би-си мы там ставили опытные образцы монитора в студию и держали там книгу отзывов. Серьезно, каждый, кто пользовался студией, записывал свои отзывы и пожелания по звуку. По прошествии некоторого времени —небыстро — мы забирали образец к себе, вносили поправки в конструкцию. И все по новой. Так три раза. В результате у нас был готов монитор, который и по измерениям был хорош, и по звуку нравился. Обязательно и то, и то.

На самом деле сделать колонки, которые вроде звучат хорошо, нетрудно. А вот выполнить вторую часть при этом — измерения — сложно. Если в измерениях что-то не так, значит АС недостаточно точны. И наоборот — при вполне хороших технических параметрах хорошего звука может и не быть.

Опыт показывает, что технические недостатки АС, ухо, по прошествии некоторого времени, компенсирует. Но не все. Скажем, наш слух привыкает к небольшим дефектам в АЧХ (амплитудно-частотной характеристике) и компенсирует их. Но если взять такой важный параметр как направленность излучения, то есть АЧХ под разными углами, которая характеризует взаимодействие АС и помещения прослушивания, то характеристики направленности под разными углами к оси прослушивания должны быть максимально однородны. Не только — и не столько —на оси, но и при отклонении от нее. Если есть дефекты диаграммы направленности, то здесь наш слух сбивается и не может их компенсировать. Звучание будет неестественным. Ведь в комнате мы слышим прямой звук всегда в сочетании с отраженным — от пола, потолка, стен — и если в этих отражениях что-то не так, наш слух четко это ощущает. Так что есть набор техпараметров, которые должны быть выполнены. Иначе хорошего звука не будет.

В нашей работе прослушивание и измерения работают как партнеры. Только так.

 


 

Вопрос. Поделитесь практическим советом. Вот я купил музыкальную систему для дома, у меня есть комната, в которой я ее поставлю. С чего начинать? С расстановки АС?

 

Ответ. Да, но есть пределы, в которых можно менять жилое помещение, вы понимаете. В любом случае, местоположение АС чрезвычайно важно. Придется потратить время на поиск оптимума. Иногда, сдвинув колонки, буквально на 2 см в сторону, можно получить большой прирост качества звука. По возможности, лучше подальше от стен, конечно, располагать АС.

Бывают еще комнаты с неудачными акустическими параметрами и в таких случаях тяжело радикально улучшить звук.

Знаете, если брать изменения за прошедшие годы, то наши жилые комнаты тоже в общем-то поменялись. Раньше в моде были толстые ковры, портьеры, было много книг — помещения были более заглушенные в акустическом смысле. Сейчас в моде открытые планы, нет дверей, совмещенные с кухней гостиные и тп. Такие помещения акустически звонкие — для звука это не хорошо. Мы всегда намекаем пользователям, что поглощающие поверхности, ковры, например, пойдут только на пользу звука. Пробуйте найти такие поглотители, которые не портят вид комнаты.

 

К сожалению, комната обычно является данностью и ее сильно не изменить. В более дорогих АС PMC предусмотрена возможности подстройки под параметры помещения, плавного изменения баланса. Если в комнате маловато баса, можно его аккуратно приподнять с помощью регулировок. И так далее.

Что же касается местоположения колонок, то обычно приходится искать компромисс между хорошим разборчивым и глубоким басом и объемной стереокартинкой. Найти оптимум бывает нелегко, но оптимизация расстановки АС — самый эффективный и к тому же бесплатный апгрейд вашей системы. Удивительно, что сдвинув колонку совсем чуть-чуть, можно получить большие изменения в звуке.

 

Вопрос. А вот, что вы скажете насчет выбора усилителя, источника и прочих компонентов, которые составят аудиосистему?

 

 

Ответ. В случае с пассивными АС выбор усилителя, да и источника — это ваш личный выбор, диктуемый вашими привычками и предпочтениями: громко ли вы слушаете или не очень, насколько вам важно проникновение в детали записи и т.д.

В любом случае, почему бы не попробовать? Мы, как производители АС, делаем наши колонки так, чтобы они были легкой нагрузкой для усилителя. Без перепадов импеданса, с резистивным характером сопротивления и т.п. Продукция PMC будет нормально работать с простым недорогим усилителем — очевидно, что не так хорошо, как с более дорогим, но проблем совместимости не будет.

Если у акустической системы неровный импеданс с большим разбросом, то и разница в звуке подключенных к ней усилителей становится более выраженной, но и более непонятной слушателю, непредсказуемой что ли. Если же нагрузка простая, то слушатель воспринимает характер звучания именно самого усилителя и сделать выбор легче.

 

Вопрос. А расскажите нам, пожалуйста, о вашей системе. Что вы используете дома, есть ли у вас коллекционная фонотека, как менялась и развивалась ваша домашняя система за эти годы?

 

Ответ. Первая система появилась у меня дома в 1970 году. Поначалу я перепробовал много разных колонок, но со временем перешел на АС с трансмиссионной линией. Тогда в Англии была такая компания IMF, она выпускала линейку АС с трансмиссионной линией. Мне они понравились, я их купил и был доволен. Разные усилители тоже пробовал, но в итоге подобрал какой-то набор, и к началу 80-х стереосистема у меня была стабильная и в ней ничего не менялось уже порядочно лет.

 

И когда я понял, что пора все-таки новые колонки купить, я ничего по вкусу в магазинах не нашел. Это в общем тоже подтолкнуло к собственным разработкам и к собственному производству.

Все это время я собирал пластинки, у меня коллекция винила — более 7 тысяч LP. Компакт-дисков тоже много, не считал сколько. Плюс, я еще собираю старые пластинки на 78 об/м, люблю джаз и блюз на 78 оборотов очень. У меня есть отдельный проигрыватель для них, студийный.

В музыке я люблю джаз, блюз, популярную музыку с 60-х годов по современность. Ранний Элтон Джон, 60-х и 70-х годов, мне нравится, я собираю эти пластинки. Классической музыки у меня тоже очень много в коллекции.

Хорошо, что я свою коллекцию винила бережно хранил и не распродал ничего во времена начала цифровых записей. Сейчас бы восстановить многое из тех пластинок было бы очень дорого, либо вообще невозможно.

Музыку очень люблю, слушаю дома при первой возможности.

 

Вопрос. А комната, где стоит ваша система, как она выглядит?

 

Ответ. У меня дом, недалеко от моря. В нем большая комната примерно 5 на 10 м. В ней стоят MB2-XBD, активные системы с выносными усилителями и кроссоверами. Комната акустически обработана. Когда-то я там смотрел и кино тоже, там есть убирающийся экран, но сейчас я там слушаю музыку только. Проигрыватель винила Roksan TMS, усилители — кое-что из Bryston, кое что из AVM. Вообще, у меня там постоянно что меняется, так как я люблю домой приносить с работы всякую аппаратуру и изучать ее в комфортных условиях. Это бесконечный процесс. Все наши колонки я обязательно пробую дома, есть у меня и другая комната, где я слушаю музыку, сейчас там стоят fact.12.

Жена, конечно, не одобряет бесконечные смены колонок и все эти провода, усилители на полу, беспорядок, в общем. Но я наслаждаюсь этим и меня уже не исправить.

Я считаю, что это вполне нормально. Всякий кто, любит музыку и интересуется аппаратурой, будет с удовольствием пробовать что-то новое дома. Это весело и интересно. Надо получать удовольствие.

Ненормально, когда у тебя аппаратура есть, а музыки — 2–3 пластинки. Вот это ненормально.

 

Вопрос. Редко, когда можно поговорить с руководителем компании, одинаково успешно работающей, как в hi-fi, так и в студийной технике. Думаю, ваши наблюдения о том, что принципиальной разницы между характером звука для одного и другого применения нет, многих удивят.

 

Ответ. Когда я слышу суждения о том, что вот для этой музыки нужны такие-то колонки, а для этой — другие. Я удивляюсь. Мы ж не просим разные телевизоры: один для новостей, второй — для футбольных матчей. Цвет — везде цвет, он один и тот же. То же самое со звуком.

Так что, если кто-то говорит, что эти колонки подходят только для классической музыки, то я делаю простой вывод, что с этими колонками что-то не так. И все.

Наши мониторы стоят в студиях записи классической музыки Deutsche Grammophon и Teldec и в самых знаменитых рок-студиях мира. Одинаковые мониторы. И никто не жалуется.

 

Вопрос. Спасибо вам за большое за интересный разговор. Всего наилучшего.

 

Ответ. Вам того же желаю. До свидания.

 

Беседовал Сергей Таранов. Текст © 2017

 

Комментарии (0)

Оставить комментарий